?

Log in

No account? Create an account

3 фев, 2012

...Я бы хотела жить с Вами
В маленьком городе,
Где вечные сумерки
И вечные колокола.

И в маленькой деревенской гостинице -
Тонкий звон
Старинных часов - как капельки времени.
И иногда, по вечерам, из какой-нибудь
мансарды -
Флейта,
И сам флейтист в окне.
И большие тюльпаны на окнах.
И может быть, Вы бы даже меня любили...

_ _ _

Посреди комнаты - огромная изразцовая печка,
На каждом изразце - картинка:
Роза - сердце - корабль. -
А в единственном окне -
Снег, снег, снег.

Вы бы лежали - каким я Вас люблю: ленивый,
Равнодушный, беспечный.

Изредка резкий треск
Спички.

Папироса горит и гаснет,
И долго-долго дрожит на ее краю
Серым коротким столбиком - пепел.
Вам даже лень его стряхивать -
И вся папироса летит в огонь.

М. Цветаева. 10 декабря 1916
В городке, из которого смерть расползалась по школьной карте,
мостовая блестит, как чешуя на карпе,
на столетнем каштане оплывают тугие свечи,
и чугунный лес скучает по пылкой речи.
Сквозь оконную марлю, выцветшую от стирки,
проступают ранки гвоздики и стрелки кирхи;
вдалеке дребезжит трамвай, как во время оно,
но никто не сходит больше у стадиона.
Настоящий конец войны -- это на тонкой спинке
венского стула платье одной блондинки,
да крылатый полет серебристой жужжащей пули,
уносящей жизни на Юг в июле.

Иосиф Бродский, 1975

...

Город носит в седой немытой башке гирлянды
И гундит недовольно, как пожилая шлюха,
Взгромоздившись на барный стул; и все шепчут: глянь ты!
Мы идем к остановке утром, закутав глухо
Лица в воротники, как сонные дуэлянты.
Воздух пьется абсентом – крут, обжигает ноздри
И не стоит ни цента нам, молодым легендам
(Рока?); Бог рассыпает едкий густой аргентум,
Мы идем к остановке, словно Пилат с Га-Ноцри,
Вдоль по лунной дороге, смешанной с реагентом.
Я хотела как лучше, правда: надумать наших
Общих шуток, кусать капризно тебя за палец,
Оставлять у твоей кровати следы от чашек,
Улыбаться, не вылезать из твоих рубашек,
Но мы как-то разбились.
Выронились.
Распались.
Нет, не так бы, не торопливо, не на бегу бы –
Чтоб не сдохнуть потом, от боли не помешаться.
Но ведь ты мне не оставляешь простого шанса,
И слова на таком абсенте вмерзают в губы
И беспомощно кровоточат и шелушатся.
Вот все это: шоссе, клаксонная перебранка,
Беспечальность твоя, моя неживая злость,
Трогать столб остановки, словно земную ось,
Твоя куртка саднит на грязном снегу, как ранка, -
Мне потребуется два пива, поет ДиФранко,
Чтобы вспомнить потом.
И пять – чтобы не пришлось.

(c)Вера Полозкова

Метки:

Про 2010


 

Что это был за год и почему его совсем не жаль отпускать?

Внешне это был год разговоров о погоде и политике. Конечно, такие разговоры ведутся всегда, но в этом году они были особенно пустопорожними. Видимо, мир действительно катится ко всем чертям, если людям больше не о чем говорить.

Для меня это был год различных медицинских манипуляций, о которых лучше не вспоминать, но которые во многом определяли мое внутренее состояние. Я узнала, например, что такое общий наркоз. Общий наркоз — это когда ничего не чувствуешь, причем именно в тот момент, когда особенно мечтаешь ничего не чувствовать. Волшебная штука. Ее надо применять не только в медицине.

Это был год людей, которые сначала казались людьми, а потом перестали. Всякие громкие слова про «предательство» и «подлость» я, конечно, говорить не стану, ибо не тот масштаб - скажу только, что иллюзий на счет многих персонажей больше нет. Это совершенно новый мир, с новой системой координат, и я учусь в нем существовать.

В то же время это был год важных возвращений важных для меня людей. Без них бы мой «пазл» не собрался, потому что некоторые детали в нем все-таки не заменимы. Спасибо, что вы были и есть в моей жизни, пусть даже если ваше присутсвие выражается только в виде комментариев «ВКонтакте».

И еще немного про прекрасное. Это был год, в котором вместо моря случились горы, и это неожиданно оказалось очень и очень здорово. Очень долгое романтическое послевкусие. Ну и Питер, конечно. Конечно, вечно и бесконечно любимый Питер. Бывает, что 5 прекрасных дней в году искупают остальные муторные 360. Хотелось бы, чтобы в наступающем году прекрасных дней было 365. Это наверное, перебор, но  почему бы и нет, в конце-то концов.  
 


Маше

Вот ты сейчас едешь в поезде Астрахань - Санкт-Петербург, и вы, конечно, уже проехали славный город Тамбов, потому что час Х - "когда взойдет луна" - давно наступил, а я сижу и думаю о том, что в мире не существует никого, кроме людей, которых ты любишь или любил; что поиски "второй половинки" ни что иное как набор бессмысленных телодвижений, покуда бог или судьба, или что-то внутри тебя, в существовании чего ты редко себе признаешься, не решит, что пора; что наши главные враги - мы сами; что раньше мы мечтали, а теперь мучительно думаем, что делать с этими сбывшимся мечтами и что главное-таки не сбылось или сбылось, но не так;  что недовольство собой - это главный двигатель и главный же тормоз; еще - что прежние мы никуда не исчезли и до сих пор, параллельно с нами сегодняшними, сидим где-то в тихой кофейне, и танцуем под балканщину, и пьем вино, лежа на траве в парке, и говорим о главном; что времени по большому счету не существует; и наконец о том, что ты читаешь мой редко обновляемый ЖЖ и что все это почему-то прекрасно. Мяу:)

 
Уже выросло то поколение малопонятных и, большей частью, малоприятных мне саратовцев, для которых аббревиатура АТХ ассоциируется разве что с надписью на мусоровозах с приставкой «Спец», а, вероятнее всего, вообще ни с чем не ассоциируется. Я же понятия не имею, как расшифровывается «СпецАТХ», и это принципиальное незнание. 
Читать дальше...Свернуть )

30 май, 2010

Каждый месяц я вижу, как свято место пустует в соседних яслях,
Потому что мой незачатый сын истекает кровью в двадцатых числах,
Упирается больно, бьётся, хочет родиться,
Кровью плачет, шепчет: мама, я бы мог тебе пригодиться,
Что за чёрт, почему ты не хочешь со мной водиться?

Я пою ему песенку про сестру и братца,
Как они никогда не плачут на аппельплаце.
Скручиваюсь эмбрионом, чтобы помешать ему драться,
К животу прижимаю грелку, чтобы ему согреться,
Говорю: отстань, не дури, обретайся, где обретался,
Радуйся, что ещё один месяц там отсиделся,
Ты бы кричал от ужаса, когда бы увидел, где очутился.
Он говорит: уж я бы сам разобрался.

Я читаю ему стишок про девочку из Герники,
Про её глаза, не видящие того, что делают руки.
Он говорит мне: ты думаешь, это страшней, чем гнить от твоей таблетки,
Распадаться на клетки, выпадать кровавой росой на твои прокладки,
Каждый месяц знать, что ты не любишь меня ни крошки,
Не хочешь мне дать ни распашонки, ни красной нитки,
Ни посмотреть мне в глаза, ни узнать про мои отметки?
Полюби меня, мама, дай мне выйти из клетки.

Я рассказываю ему сказку про мою маму,
Как она плакала сквозь наркоз, когда ей удалили матку,
Я говорю ему: ладно, твоя взяла, я подумаю, как нам быть дальше;
Я не люблю тебя, но я постараюсь стать лучше,
Чувствовать тоньше, бояться тебя меньше,
Только не уходи далеко, не оставляй меня, слышишь?

Он говорит: ладно, пора заканчивать, я уже почти что не существую,
Так – последние капли, черный сгусток сердца, красные нитки.
Мы, говорит, ещё побеседуем, мама, я ещё приду к тебе не родиться,
Истекать кровью, плакать, проситься, биться,
Клясться, что я бы смог тебе пригодиться,
Плакать, просить помочь мне освободиться.
Где-то в двадцатых числах приду к тебе повидаться.

Линор Горалик (с)

Метки:

Как же хочется в Питер!.. Господи, если вдруг так случилось, что ты читаешь ЖЖ, услышь меня.  Пожалуйста...Свернуть )


Метки:

4 май, 2010


Вот так бывает: ходишь, копишь в себе все, о чем некому сказать, а потом случайно включаешь 5-й канал, а там Ирина Богушевская поет "У нас в раю", и все, и прорвало...

Метки:

Вчера постриглась. Никто, в том числе я сама, этого не заметил. Достали эти парикмахеры, честно говоря. То слишком креативные, то слишком осторожные попадаются. 
Еще я наконец купила новый кошелек (красный) и бусы (тоже красные). В бусах можно было бы ходить топиться, если бы они не были деревянными. В связке бус - 6 увесистых ниток. Радость дурака. Подарю парочку хорошим людям, из одной нитки сделаю браслет, остальные планирую использовать по назначению.
Еще вчера я посетила чудесное мероприятие под названием арт-маркет, который в свою очередь называется "Рыжая ворона". Там куча саратовских дизайнеров показывали и продавали всякие интересные штуковины.  Парочку штуковин я купила. Теперь у меня есть мартовский кот из кожи, вываренной в корице и кофе. Кот игриво посматривает себе под хвост. И неспроста. Под хвостом у кота пришиты яйца из красной тесьмы. Они гармонируют с его красным носом. Кот называется "Мартовский". Я его полюбила. Он вкусно пахнет. И яйца у него, чего уж там, выдающиеся. Поднимают настроение.
Еще я купила сережки из пластика у девушки-дизайнера (к сожалению не запомнила имя, но на бирке написано "Лаборатория", магазин хенд-мейда). У нее все украшения очень классные. Я долго выбирала, мерила, терзалась сомнениями сама и терзала ими окружающих. Наконец выбрала те, на которых нарисовано дерево жизни. Но там было еще столько всего... С ангелочками, с принцессами, просто узорчатые и вообще... Стоны-ахи-вздохи. Хочется все и сразу.
И вообще все ребята-дизайнеры были круты. За исключением мужичка, который продавал унылые и неоригинальные игрушки из дерева - тяжелое детство, игрушки, прибитые к полу... А так все было мило-мило. И показ мод местами был очень даже ничего. Креативно и с претензией.
Но главное событие вчерашнего дня - я оставила свой номер телефона девушке, которая продала мне мартовского кота. Она собирается открывать свою студию и учить там людей тому, что умеет сама. Произойдет это ближе к осени. Думаю, к этому времени моя работа окончательно схватит меня за горло, и меня потянет на ручной труд.
В общем, может быть, скоро настанет пора варить котов в корице. Раскрашивать бутылки. Перешивать старые вещи. Делать пластиковые сережки с ангелами. Собирать и разбрасывать бусы. Не так и плохо, если вдуматься. Не пора, а очей очарованье какое-то, как писал поэт.